России небходимо возрождать утерянную в 90-х годах высшую школу международного права, - Игорь Зенкин

В рамках дискуссий, вызванных поправками Президента в Конституцию РФ, 13 марта в российском Фонде защиты прав инвесторов в иностранных государствах состоялся круглый стол, участники которого обсуждали одну из важнейших тем - о соотношении Конституции РФ и международного права.

В обсуждении, организованном учредителем Фонда Ярославом Богдановым, принял участие адвокат, доктор юридических наук, профессор, один из ведущих юристов-международников Игорь Зенкин, а также другие высококвалифицированные специалисты по международному праву.

Ярослав Богданов акцентировал внимание участников круглого стола на развернувшейся в СМИ дискуссии о поправках в Конституцию РФ, касающихся необходимости обеспечения приоритета основного Закона РФ над международным правом.

Игорь Зенкин отметил, что на самом деле эта дискуссия возникла гораздо раньше - еще на фоне инициированного ЕСПЧ решения по делу ЮКОСа, в соответствии с которым в 2014 году Россию обязали выплатить $1,86 млрд экс-акционерам компании Михаила Ходорковского. Однако решением Конституционного суда РФ было установлено, что вердикт ЕСПЧ противоречит конституционным основам России.  

В феврале текущего года уже аппеляционный суд Гааги (Нидерланды) обязал РФ выплатить экс-акционерам ЮКОСА $50 млрд, проигнорировав возражения российской стороны о неподсудности данного спора Гаагскому арбитражному суду в рамках Договора к Энергетической хартии. Российская сторона не согласилась с даным решением аппеляционной инстанции и будет оспаривать его  в Верховном суде Нидерландов, - отметил Зенкин.

Суть развернувшейся в обществе дискуссии на самом деле состоит в том, вправе ли Россия, ссылаясь на свою Конституцию и решения Конституционного суда, не признавать решения международных судов и не исполнять их решения, - уточнил эксперт.

Поскольку международные суды выносят свои решения на основе международного права, то Россия, по всей видимости, должна их исполнять, - предположил Богданов.

На это профессор Зенкин справедливо заметил, что международное, равно как и любое другое право должно содержать правовые нормы, отличительной особенностью которых является их общий характер и многоразовость применения. Между тем, международные суды выносят свои решения по конкретным делам, и эти решения по сути своей являются «толкованием» международного права.

Международное публичное право возникло и исторически развивалось как продукт согласования воли различных государств, а международный арбитраж применялся лишь в единичных случаях с согласия государств в обязательности решений арбитража для его участников. Арбитрами, к слову, могли выступать монархи, и российские императоры не были исключением.

Позднее возникли международные суды, основным из которых является Международный суд ООН, образованный по итогам Второй мировой войны в 1945 году. А ЕСПЧ – еще более позднее «изобретение» человечества, - отметил Игорь Зенкин.

На вопрос Я.Богданова об обязательности юрисдикции этих судов для государств, а также о том, давала ли Россия свое согласие на это, профессор ответил, что идея международного суда состоит как раз в том, что государства самостоятельно принимают решение о подсудности конкретному суду.

После присоединения РФ к Европейской конвенции 1950 года (о защите прав человека и основных свобод), решения ЕСПЧ стали для страны обязательными в полной мере. Что касается Международного суда ООН, то его решения являются для России обязательными лишь частично,- отметил Зенкин.

Если СССР ранее ещё мог не признавать юрисдикцию международных договоров в случае наличия в них положений об обязательной юрисдикции международных судебных органов, то в конце 80-х годов прошлого века Советский Союз согласился на обязательную юрисдикцию международного арбитража по делам о защите капиталовложений. А в 1989 году указом Президиума Верховного суда СССР (№ 10125-XI от 10.02.1989) все оговорки российского законодательства относительно непризнания юрисдикции Международного суда ООН по спорам, основанным на конвенциях в сфере защиты прав человека, были сняты. На этом 45-летняя практика СССР по «уходу» из-под юрисдикции Международного суда ООН закончилась.

 

После грузино-осетинского конфликта 2008 года, Грузия в 2011 году обратилась в Международный суд ООН с иском против России, основанном на Конвенции 1965 года о запрещении всех форм расовой дискриминации,  в связи якобы имевшими место в этом регионе этническими чистками. Однако из-за того, что Тбилиси не предпринял никаких попыток мирного досудебного урегулирования спора, Грузии было отказано в рассмотрении иска по формальным причинам.

Украина также обратилась с иском в Международный суд ООН относительно действий РФ в Крыму и Донбассе. Киев обосновал свой иск нарушением Россией двух международных Конвенций - о запрещении всех форм расовой дискриминации (1965 года) и о борьбе с финансовым терроризмом (1999 года).

Международный суд ООН в ноябре прошлого года подтвердил свою юрисдикцию по иску Киева, и дело, скорее всего, будет рассмотрено по существу. И не факт, что в пользу России, - отметил эксперт.

На вопрос Богданова, признает ли Россия юрисдикцию еще каких-либо международных судебных органов, Зенкин ответил, что кроме юрисдикции ЕСПЧ, Россия, став членом ВТО, признала обязательной юрисдикцию Органа по разрешению споров ВТО (ОРС).

Кроме этого, Россией признана юрисдикция еще ряда международных арбитражных судов по урегулированию споров в сфере инвестиций. Среди таких судов  - Международный центр по урегулированию инвестиционных споров (ICSID), находящийся на территории США, а потому зависимый от Вашингтона, что очень печально, - подчеркнул эксперт.

Несмотря на неприсоединении России к Конвенции ICSID 1965 года,  ICSID имеет право рассматривать инвестиционные споры неприсоединившихся государств по Дополнительному протоколу к данной Конвенции. Кстати, именно ICSID выбран странами - членами ЕАЭС в качестве одного из органов, в компетенции которого находится рассмотрение таких споров.

И это еще не всё. Россия дала также массу разовых согласий на юрисдикцию международного арбитража. В их числе согласие на рассмотрение международным арбитражом споров о морском шельфе Арктики.

Причем это согласие изложено настолько завуалированно, что его мало кто заметил, - отметил Зенкин.

Что же толкает Россию на то, чтобы соглашаться с обязательной юрисдикцией международных судебных органов? - поинтересовался Богданов.

По мнению Зенкина, причиной тому может быть либо определенная «политическая линия» государства, либо наша безграмотность в международно-правовой сфере вкупе с активной деятельностью «иностранных агентов».

Эксперт отмечает, что добросовестных инвесторов обычно мало волнует наличие или отсутствие в России соглашений о защите инвестиций, а инвестиционные споры затевают против России в основном недобросовестные инвесторы вроде ЮКОСа, которые своими пиар-акциями международного масштаба наносят огромный вред нашей стране.

Получается, что если Россия соглашается на юрисдикцию международного судебного органа, значит, она обязана исполнять его решения, - резонно замечает Ярослав Богданов.

Решение международного судебного органа по конкретному иску определяет меру ответственности сторон за невыполнение того или иного международного обязательства, однако оно не содержит норм международного права, - заявил Игорь Зенкин.

Именно поэтому международное право всегда осторожно относится к признанию решений международных судебных органов. В качестве примера эксперт привел Нью-Йоркскую конвенцию 1958 года о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решенийЭтой конвенцией предусмотрена возможность отказа государства от исполнения решения международного арбитража, если признание и исполнение такого решения противоречат публичному порядку государства.

Зенкин уверен, что концепцию публичного порядка можно применять не только в отношении решений международного коммерческого арбитража, но и для признания невыполнимыми любых других, вынесенных международными судебными органами решений в отношении государств в публичных правоотношениях.

Эта концепция полностью соответствует основополагающему принципу современного международного права – принципу суверенного равенства государств, - констатировал эксперт.

Публичный порядок – это совокупность фундаментальных правовых начал, составляющих основу экономической, политической и правовой систем государства, нарушение которых затрагивает интересы больших социальных групп и посягает на конституционные права и свободы частных лиц, - напомнил Зенкин.

В качестве примера, который по аналогии может быть использован в споре по делу ЮКОСа, Зенкин привел решение суда РФ, который на основании положения о противодействия коррупции как основы любого публичного правопорядка, определил, что решение иностранного арбитража о взыскании неустойки за неисполнение контракта, заключенного в результате подкупа уполномоченного лица организации, носило принудительный характер, а потому противоречит публичному порядку РФ.

Итак, государство имеет право не исполнять решение международного судебного органа, если такое решение противоречит публичному порядку государства.

Данный принцип необходимо распространить на все решения международных судебных органов, независимо от согласия государства на обязательность юрисдикции данных судов, - подчеркнул эксперт.

Игорь Зенкин убежден, что Конституционный суд РФ должен иметь право признавать вынесенные против России решения международных судебных органов недействительными и противоречащими публичному порядку РФ. При этом КС в каждом конкретном случае определяет, что именно понимается под публичным порядком и в чем состоит его нарушение. Это также касается любых международных договоров, нарушающих или ранее нарушивших Конституцию РФ.

На вопрос Ярослава Богомолова о соответствии данного тезиса международному праву, эксперт отметил, что процесс окончательного формирования норм международного права, на основании которых государства должны нести свою международно-правовую ответственность, еще не завершен, и России пора внести свой вклад в развитие этого процесса. Тем более, что концепция публичного порядка в международном праве имеет все права на существование.

В этой связи крайне актуально встает вопрос необходимости возрождения российской школы международного права, включая все его отрасли.

К сожалению, российские специалисты в сфере международного экономического, валютного и инвестиционного права были практически выдавлены в нашей стране иностранными консультантами, - отметил профессор.

Кроме этого, необходимо создать при Правительстве РФ независимую от «иностранных экспертов» консультационную службу по международному публичному праву, и в первую очередь – экономическому.

Все эти задачи требуют незамедлительного решения, ведь лишь имея собственных квалифицированных специалистов, можно на равных разговаривать с Западом, - подчеркнул Зенкин.

Источник: eer.ru

Дата: 
03/20/2020 - 22:18
Автор: 
Людмила Душина
 

Комментарии для сайта Cackle

Ошибка?

Неправильно указали должность или подразделение?
Напишите нам в чём неточность (обязательно укажите ФИО):

Отправить
×