Трудный консенсус: переговоры в ООН по кибербезопасности глазами молодых российских дипломатов

Авторы статьи в штаб-квартире ООН

 

XXI век — век информации и информационных технологий, которые становятся одним из определяющих факторов развития мировой экономики и международных отношений. Закономерно вопросы международной информационной безопасности (МИБ) широко обсуждаются на политико-дипломатическом поприще, в деловых кругах, в научно-академическом сообществе и в конечном счете волнуют людей во всем мире.

Интерес к этой проблематике в последнее время подогревается не столько повсеместным использованием информационно-коммуникационных технологий (ИКТ), катализированным в период пандемии, сколько участившимися «вбросами» об осуществленных кибератаках. Сенсационный характер подобных инфоповодов (взять хотя бы пресловутое влияние «русских хакеров» на результаты выборов президента США в 2016 г.) ведет к тому, что расследование и установление реальных фактов отходит на второй план, тем более, когда таким образом решаются определенные внутриполитические задачи. Отделить правду от дезинформации зачастую чрезвычайно сложно.

Между тем создается откровенно негативный информационный фон, искусственно нагнетается напряженность. Может сложиться впечатление, что усилия дипломатии тщетны, урегулировать взаимные претензии не представляется возможным, а противостояние в информпространстве будет стремительно нарастать. Остается лишь догадываться, катаклизмом каких масштабов оно может быть чревато, учитывая трансграничный характер ИКТ, которые используются в том числе в стратегических сферах национальной безопасности государств.

И все же, если представить, что профессиональное обсуждение проблем информационной безопасности на международном уровне будет прервано, эта сфера, до настоящего момента не регулируемая профильными юридически обязывающими инструментами, может погрузиться в состояние хаоса. Именно по этой причине Россия неизменно стоит на позиции необходимости продолжения переговоров.

Примеров эффективной дипломатии при наличии должной политической воли государств немало, и сфера МИБ в этом смысле не исключение. Значимым успехом завершилась деятельность созданной по российской инициативе в 2018 г. Рабочей группы ООН открытого состава (РГОС) по достижениям в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности. Кульминацией кропотливой двухлетней работы стала ее заключительная сессия (Нью-Йорк, 8-12 марта 2021 г.), в ходе которой консенсусом был утвержден итоговый доклад Группы.

В 2018 г. на своей 73-й сессии Генеральная Ассамблея ООН приняла предложенную Россией резолюцию № 73/27 «Достижения в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности». В ее поддержку выступили 119 государств. В соответствии с документом с 2019 г. была запущена РГОС, уникальность которой заключается в универсальном доступе всех 193 государств-членов ООН к участию в переговорах по МИБ. В мандат Группы входила разработка в качестве приоритета рекомендаций относительно правил, норм и принципов ответственного поведения государств в информпространстве. Первоначальный перечень из 13 таких правил закреплен в преамбуле данной резолюции.

Имея уникальную возможность быть очевидцами этих событий в составе делегации МИД России – вплоть до финального удара молотка, – хотели бы поделиться некоторыми наблюдениями «изнутри» переговорного процесса.

 

Как это было

Лейтмотивом состоявшихся в рамках РГОС дискуссий с самого начала была востребованность и полезность данного механизма как такового. Многие государства впервые в истории ООН получили доступ к процессу принятия решений по проблематике МИБ в глобальном формате, за что как в кулуарах, так и «в микрофон» сердечно благодарили Россию. Активное участие в работе РГОС приняли даже те страны, которые изначально по сугубо политическим мотивам голосовали против российской инициативы о ее учреждении.

Выступление главы российской делегации на итоговой сессии РГОС специального представителя Президента Российской Федерации по вопросам международного сотрудничества в области информационной безопасности, директора ДМИБ МИД России А.В.Крутских

 

Показательна искренняя вовлеченность подавляющего большинства государств-членов ООН в переговорный процесс на всех его этапах – даже в период пандемии. COVID-19, безусловно, внес свои коррективы в режим работы дипломатов. Методы ведения переговоров эволюционировали от традиционных очных встреч до видеоконференций. Кулуарная работа по согласованию взаимоприемлемых развязок стала фактически невозможной. Итоговая сессия Группы фактически проходила одновременно в трех залах штаб-квартиры ООН – для обеспечения социальной дистанции.

По оценкам многих, эти обстоятельства должны были затруднить и без того непростое обсуждение чувствительных вопросов МИБ, но на деле они лишь его интенсифицировали. Онлайн-консультации РГОС проходили значительно чаще, чем очные сессии, предусмотренные графиком и бюджетом Группы. Только за официальными виртуальными переговорами делегации провели 48 дополнительных часов, причем для некоторых участников процесса это обернулось бессонными ночами и необходимостью адаптировать свой рабочий график под часовой пояс Нью-Йорка. К тому же на практике пандемия заставила экспертов регулярно контактировать еще до заключительной сессии РГОС, пусть и в онлайн-режиме, как в двустороннем формате, так и в других конфигурациях – с целью поиска компромисса.

К сожалению, санитарно-эпидемические ограничения не позволили большинству делегаций очно участвовать в заключительной сессии РГОС. Тем не менее, мероприятие характеризовалось весьма высокой явкой: необходимая для обеспечения кворума планка (одна треть государств-членов ООН, присутствующих в зале заседания) была превышена почти вдвое. Сессия в целом стала более открытой и доступной для участия: в условиях пандемии ее перевели в «гибридный» формат, который обеспечил возможность физического присутствия делегаций в зале и одновременно виртуального подключения экспертов из столиц. Как впоследствии делились с нами коллеги «по цеху» в Нью-Йорке, такой способ организации переговоров существенно упростил им задачу координации с внешнеполитическими ведомствами, которые также оказались непосредственно подключены к работе Группы.

А.В.Крутских с швейцарским председателем РГОС Ю.Лаубером и заместителем Генерального секретаря ООН, Высоким представителем по вопросам разоружения И.Накамицу после принятия итогового доклада РГОС

 

С момента начала субстантивных дискуссий в рамках РГОС государства-участники процесса прошли путь от взаимного недоверия и настороженности к конструктивному и в конечном счете доверительному диалогу, что крайне важно для столь многогранной и чувствительной темы, как МИБ. В результате за время деятельности РГОС среди экспертов сложилось уникальное профессиональное дипломатическое сообщество, своего рода «глобальная система дипломатического взаимодействия», что подчеркнуто и в итоговом докладе Группы. Это важный элемент «наследия» РГОС, который, как нам видится, будет способствовать налаживанию продуктивной переговорной работы по МИБ под эгидой ООН в будущем.

Венцом совместных дипломатических усилий стало утверждение итогового доклада РГОС. По сути, впервые с 2015 г., когда был принят последний доклад профильной Группы правительственных экспертов (ГПЭ) ООН, международному сообществу, причем в самом широком составе, удалось прийти к консенсусу по проблематике обеспечения МИБ. Характерно, что в ходе всей итоговой сессии РГОС царила конструктивная атмосфера: все участники процесса, на время оставив за скобками политические противоречия, сосредоточились на предметном согласовании текста доклада. Чем же был обусловлен подобный настрой?

Переговорный процесс по МИБ в ООН развивался поступательно. На первом этапе дискуссии велись в ГПЭ ООН – узком по составу формате, в работе которого принимали участие представители 10-20 государств в личном качестве. Всего по российской инициативе было созвано пять ГПЭ. Три из них – в 2010, 2013 и 2015 гг. – завершились принятием консенсусных итоговых докладов, рекомендации которых до недавнего времени составляли основу существующих в области МИБ международных наработок. В 2018 г. в противовес усилиям России и ее единомышленников по универсализации профильной дискуссии в формате РГОС страны Запада во главе с США учредили шестую по счету ГПЭ с мандатом до 2021 г. В ее состав вошли эксперты от 25 государств.

 

Тяжлова Ирина Александровна, Чекова Жанна Максимовна,
члены делегации МИД России на итоговой сессии Рабочей группы ООН
открытого состава по международной информационной безопасности
(Нью-Йорк, 8-12 марта 2021 г.)
Дата: 
13.04.2021

Ошибка?

Неправильно указали должность или подразделение?
Напишите нам в чём неточность (обязательно укажите ФИО):

Отправить
×